Горькая сторона работы психолога

Когда выбираешь профессию психолога, знающие люди предупреждают тебя о различных подводных камнях, которые ждут на этом пути. Чаще всего говорят о том, что приходится копаться в чужом «грязном белье», постоянно слушать «нытьё», иметь дело с «психами»; конечно, пугают низкой зарплатой, хотя с этим не так однозначно.

Но никто не предупреждает о тех переживаниях, которые присутствуют в жизни любого психолога. Я расскажу немного о том, с чем сталкиваюсь сам. Возможно, этот текст будет полезен тем, кто задумывается о выборе профессии психолога. Продолжить чтение «Горькая сторона работы психолога»

Реклама

Почему креаклы ненавидят Россию, или Почему сегодня модно хейтить

Дисклеймер (если вдруг вы не захотите дочитать до конца) [1], [2]

Если вам доводилось читать новостную ленту в Facebook, то наверняка вы неоднократно сталкивались с постами, авторы которых пылают гневом на какую-нибудь организацию, чиновников, законы, действующую власть или даже всего-навсего на чьё-то мнение. Чаще всего эти посты сводятся в итоге к обличению тотального бардака в «этой стране» и смеси обиды и презрения в отношении быдла (всех тех, кто не согласен с точкой зрения автора). Как правило, авторами таких постов оказываются т.н. «креаклы», т.е. представители креативного общественного класса — высококвалифицированные специалисты, работающие на хороших должностях или строящие собственный бизнес. («Креативным» класс называют потому, что в наших постиндустриальных реалиях именно они создают основной объём товаров потребления). Почему же эти люди, казалось бы, хорошо устроившиеся в жизни, так часто бывают чем-то недовольны и ненавидят Родину?

Подозреваю, что любой креакл сейчас легко ответил бы на этот вопрос: «потому что они обладают активной гражданской позицией». Или просто активной позицией. В отличии от «ваты» с промытыми мозгами, которая только и умеет, что самозабвенно повторять киселёвские лозунги. Но позвольте: неужели активная позиция выражается в том, чтобы пылать гневом в интернете и ходить с белой ленточкой на митинг, выкрикивая лозунги иного авторства (не киселёвского)?

Поэтому я думаю, что причина ненависти к России у креаклов (равно как и причина активности их позиции) заключается в другом. Она проста, хотя и не очевидна из-за возраста активистов. Продолжить чтение «Почему креаклы ненавидят Россию, или Почему сегодня модно хейтить»

Пациенты проходят мимо

Уже несколько раз по пути с работы к метро встречаю своих бывших пациентов из отделения логоневрозов ЦПРиН, спешащих на занятия в группе долечивания. Они быстро проходят мимо, и ни разу ещё никто из них не приветствовал меня. Возможно, они просто меня не замечают в потоке людей. Но может быть и так, что замечают, однако по какой-то причине предпочитают сделать вид, будто не видят меня.

[show_more more=»Далее ➥» less=»Свернуть»]

И я задумался: а как бы я вел себя на их месте? Если бы спешил куда-то и вдруг повстречал специалиста, который некогда работал со мной. Даже не знаю. Вполне возможно, что я бы оробел. И думал о том, что он меня уже позабыл. Или я не захотел бы останавливаться, чтобы не пришлось выдерживать формальный диалог наподобие «Как-дела-всё-хорошо-будь-здоров-пока».  Могут быть и другие причины, в т.ч. и не самые лестные для меня 🙂 Поэтому всё же предпочитаю думать, что мои пациенты не замечают меня на улице.

А ведь они иногда снятся мне. И это чудесные, очень ресурсные сны, от которых я просыпаюсь с улыбкой и лёгким сердцем.

[/show_more]

Почему пациент должен знать, что с ним делают

Я убеждён, что если человек хочет вылечиться, то ему можно помочь. И наоборот: любые усилия будут тщетны, если человек не хочет быть здоровым.

Небольшая зарисовка:

Вчера вместе с женой и котом провели почти 7 часов в ветеринарной клинике. С доктором повезло — очень грамотная, профессионально работала с котом и была с ним ласкова. Однако в ответ на наши расспросы по ходу дела отвечала формально или вовсе отказывала: она не любит комментировать свою работу и не понимает, зачем нам всё это знать. И вправду: ведь мы оба ничего не смыслим в лечении животных — что нам дадут её разъяснения относительно тех препаратов, которыми пичкают нашего питомца?

Очень много дадут, вообще-то.

[show_more more=»Далее ➥» less=»Свернуть»]

Например, когда мы принесли кота в эту же ветклинику двумя днями ранее (когда симптомы только появились), нам просто сказали, какие процедуры надо с ним делать. Зачем? — никто не объяснил. Никто не настаивал, конечно. Мы и отказались от этих процедур. Потому что мы не понимаем их смысла, а ветеринарные лечебницы славятся своими корыстными умыслами и беспощадным «залечиванием» животных.

В результате мы затянули с лечением. Конечно, это наша вина. Но разве могу я могу быть в полной мере виновным в том решении, которое принял на основании малой информации?

С людьми та же история. И в медицине, и в психотерапии. Если пациент понимает смысл процедур, мероприятий и манипуляций, которые с ним осуществляют, то он больше включается в процесс, помогает себе сам, выполняет предписания. Эти вещи описываются в понятии «комплаенс» — важном элементе отношений «врач (психолог) — пациент».

Да и просто это было бы по-человечески — отвечать на несложные и немногочисленные вопросы взволнованных хозяев животного, которые ещё и деньги за это платят.

[/show_more]

Посещение театра РГГУ. Восторги!

Рисунок с афиши спектакля "Невидимые нити"
Рисунок с афиши спектакля «Невидимые нити»

Сегодня мы с женой по приглашению психолога Артемия Молоснова посетили спектакль Театрального Клуба РГГУ. Действо вызвало у нас самые сильные впечатления.

Спектакль состоял из трёх постановок, на первый взгляд, не связанных между собой, что отражено в его названии — «Невидимые нити». Различные истории, поставленные тремя разными режиссёрами и сыгранные разными актёрами, объединены общей темой: человеческие отношения — любовь и трудности, которые ей неизменно сопутствуют. Постановки были разыграны таким образом, что градус напряжения всё возрастал.

[show_more more=»Далее ➥» less=»Свернуть»]

Первая («Давай поговорим»), начинаясь с неспешной, в чём-то медитативной даже игры девушки с клубком ниток, развился в экспрессивный, немного болезненный нерв, который очень сильно задел нас за живое. Молодая жена, которая покорно сносит унижения от свекрови при попустительстве мужа; она цепляется только за слабый огонёк надежды, который ей дарит некий Митя… Молодая мать, которая не может сдержать противоречивых чувств в отношении к своему больному ребёнку… Девочка-инвалид, которую все считают умственно отсталой лишь потому, что она практически полностью парализована и не может говорить… Эти образы и сейчас живо встают передо мной, сдавливая горло, но одновременно разжигая в душе огонь любви — к людям, которые в своих страданиях так в этом нуждаются.

Вторая постановка («Перевод») оригинальным способом рассказывала о любви между людьми из разных миров. Их любовь возникла вопреки всем преградам, а главное — вопреки языковому барьеру. Увлекательно и трогательно  режиссёр показал душевные метания двух влюблённых людей, которые не могут объясниться друг с другом и оттого остаются непонятыми. И хотя постановка оставила неясный вопрос о мотивах переводчика, который мешал влюблённым, её концовка всё же дарит зрителю столь желанное торжество взаимной любви.

Страсти всё сильнее!

Третья постановка («Оставь хоть что-нибудь на память о себе») произвела на меня наиболее сильное впечатление. Даже сейчас, обратившись к воспоминанию о ней, я вновь испытал это томительное, надломленное чувство в груди. Удивительно, что непрофессиональный театр взялся за такое сложное произведение (как следует из анонса, спектакль поставлен по мотивам рассказа Джорджа Р.  Р. Мартина «Вспоминая Мелоди»). Актёры на импровизированной сцене потрясающе правдиво разыграли целую жизнь! В центре — девушка по имени Мелоди, явно страдающая личностным расстройством, не понимающая, что все её проблемы происходят лишь из неё самой. Зрители становятся свидетелями развития её отношений с друзьями по колледжу (в основном, с другом Тедом, от лица которого ведётся повествование). Признаюсь, в какой-то момент я очень увлёкся происходящим на сцене, вовсе позабыв, что передо мной — актёры, да ещё и непрофессиональные. Я совершенно искренне сопереживал Мелоди и ощущал себя в шкуре Теда, которому приходится совершать нелёгкий нравственный выбор. Лишь в тот момент, когда Тед (Артемий) вручил Мелоди визитную карточку «очень хорошего психотерапевта», я вернулся в реальность и не смог сдержать улыбки 🙂 Эмоциональный накал к моменту кульминации был уже так высок, что когда Тед выкрикнул «Мелоди!!!», весь зал, кажется, вздрогнул и был готов броситься к нему в ванную (за ширму на сцене).

Концовка оказала на меня столь мощное воздействие, что когда зрители взорвались восторженными аплодисментами, это показалось мне пошлым. Ведь такая история заслуживает уважительного молчания. Но это, безусловно, — заслуга режиссёра и актёров, которые сумели вызвать у нас настолько глубокие переживания; это и вызывает восторг.

Я искренне благодарен Артемию Молоснову за этот подарок. Посещение спектакля, его игра, заслуживающая отдельного «Браво», — сделали мой день и оставили пищу для размышлений, которая, несомненно, пребудет со мной ещё надолго.

[/show_more]

Лечение заикания. Итоги работы системы подкрепления

Итак, уже сейчас можно подвести некоторые итоги работы системы подкрепления, которую я предложил пациентам, проходящим лечение от заикания. Описание системы есть в предыдущем посте.

В эксперименте участвовали не все пациенты — человек 5 или 6 отказались. Тем не менее, четвёрка лидеров была выявлена в результате подсчёта общего количества «лайков», собранных со всех участников. Призовой фонд был распределён между лидерами.

[show_more more=»Далее» less=»Свернуть»]

Однако пациенты признались, что такой способ мало стимулировал их к регулярному применению приёмов плавной речи. Они по-прежнему стремились говорить естественным для себя образом, по-прежнему заикались. Некоторые высказали мысль, что ставки недостаточно высоки (каждый вносил по 100 рублей, и призовой фонд составил всего 1500р.), а некоторые вновь призвали ввести отрицательное подкрепление (например, назначать говорящему по 5 отжиманий от пола в случае неиспользование приёмов). Однако энтузиазма для продолжения использования системы подкрепления ни у кого не возникло.

Приходится признать, что такой способ мотивирования показал свою неэффективность. Возможно, проблема действительно в слабости стимула (ну кто всерьёз побоится потерять 100 рублей и кто станет стараться ради 425 рублей). Отрицательное подкрепление, основанное на избегании неприятного, на мой взгляд, по умолчанию окажется ещё менее эффективным.

Вместе с тем, важно обратить внимание на то, что интеграция этих самых приёмов, благодаря которым речь реально улучшается (становится меньше запинок, реже бывают спазмы мышц артикуляционного аппарата и др.) и вообще оказывается возможной, наталкивается на какие-то психологические препятствия. Пациенты по-разному объясняют их причины, но в целом можно выделить три главных:

  • приёмы не всегда оказываются эффективными (это демотивирует),
  • речь из-за приёмов звучит неестественно (как будто с заиканием она звучит естественно, если вообще звучит),
  • использование приёмов требует сознательных усилий (самодисциплины).

Также некоторые отметили, что используют приёмы только в тех случаях, когда в речи возникают запинки. Ну, это мне кажется вполне целесообразным и адекватным.

Переработка установок, которые пациенты приводят в качестве причин, по которым они пренебрегают приёмами плавной речи, — одна из моих задач как психолога. Это не так просто. Мне кажется, в корне всех этих причин лежит другая, присущая всем попыткам человека изменить что-то в себе: стремление оставаться в пресловутой зоне комфорта. Избавиться от заикания — значит, стать другим человеком, т.е. отказаться от прежней картины себя. Это — неведомый путь, и как знать, будет ли он лучше нынешнего.

Для таких случаев в экзистенциальном анализе разработан Метод укрепления воли. Его я тоже применял ещё 2 недели назад в отношении использования приёмов плавной речи — тогда же, когда предложил пациентам систему подкрепления. Очевидно, что и он не показал свою эффективность в данном случае. Думаю, это моя вина: я посвятил ему недостаточно времени, не акцентировал на нём внимание пациентов в должной мере.

С этими результатами я буду продолжать свою работу, и уже смогу лучше понимать, какие методы и способы их проведения эффективны для помощи заикающимся.

[/show_more]

Лечение заикания. Система подкрепления

В отделении логоневрозов (лечение заикания у взрослых) мы вместе с пациентами решили попробовать новый приём. Задача — создать у пациентов внутреннюю мотивацию для использования речевых приёмов, компенсирующих заикание. Ведь овладевая этими приёмами на логопедических занятиях, далеко не каждый переносит их в другие ситуации общения.

Совместно с пациентами мы разработали систему поощрения использования таких приёмов. За основу взяли идею, имеющую бешеную популярность, — систему «лайков». Суть в том, что если пациент в своём высказывании использует приёмы, то он получает 1 «лайк» (остальные отмечают это в специальной таблице, экземпляр которой получил каждый). То есть, сколько раз за день он говорил с приёмами, столько «лайков» он получит. В конце недели производится подсчёт общей суммы лайков, которую набрал каждый, — по всем пациентам. Выделяется четвёрка лидеров («ТОП-4″), которые делят между собой призовой фонд. Фонд составляется из взносов, которые все участники делают в начале недели.

[show_more more=»Далее» less=»Свернуть»]

(Да, методика пахнет бихевиоризмом, и экзистенциального в ней мало, но всё во благо пациентов).

Надо сказать, идея нашла живой отклик практически у всех пациентов.

Сегодня уже 4-й день (мы начали с понедельника). Пока что я почти не замечал, чтобы кто-то ставил кому-то «лайк» или кто-то стал бы значительно чаще говорить с приёмами. Пациенты признаются, что трудно постоянно следить за этим, а некоторые ещё и незаметно используют приёмы — так что быть объективными в оценке сложно.

Завтра они подсчитают «лайки» недели и определят победителя. Что ж, скоро мы получим первые данные о результатах. Но даже если они нас не потрясут, я бы хотел продолжить этот эксперимент (может быть, внесём какие-то изменения после анализа первой недели).

[/show_more]

В мультике психолог использовал банановые стикеры в качестве положительного подкрепления
Банановый стикер — кадр из мультсериала «Металлопокалипсис»