Горькая сторона работы психолога

Когда выбираешь профессию психолога, знающие люди предупреждают тебя о различных подводных камнях, которые ждут на этом пути. Чаще всего говорят о том, что приходится копаться в чужом «грязном белье», постоянно слушать «нытьё», иметь дело с «психами»; конечно, пугают низкой зарплатой, хотя с этим не так однозначно.

Но никто не предупреждает о тех переживаниях, которые присутствуют в жизни любого психолога. Я расскажу немного о том, с чем сталкиваюсь сам. Возможно, этот текст будет полезен тем, кто задумывается о выборе профессии психолога.

1. Личностная деформация. Конечно, это присуще любой специальности. Все мы меняемся в соответствии с той сферой, которой занимаемся. Психолог, что ни говори, видит мир, людей и отношения своеобразно.  При знакомстве с новыми людьми уже трудно бывает воздержаться от анализа их личностных особенностей и патологических черт.  И это становится проблемой для самого психолога — как же строить нормальные отношения, если тебя окружают нарциссы, истерички, шизоиды, социопаты, депрессивные маньяки?.. 🙂 Кроме того, и сам себя начинаешь понимать в контексте той или иной патологии («да уж, мой нарциссизм»…). Помогает феноменологическая установка — воспринимать человека целостно, не навешивая на него ярлыков. Но придерживаться этой установки не так-то просто.

2. Личные отношения с клиентами. Многие из наших пациентов, клиентов — очень интересные, нередко харизматичные люди. Хочется больше общаться и заводить с ними дружеские отношения. Но это запрещено профессиональной этикой, и запрет имеет ясное обоснование: дружеские отношения разрушают отношения терапевтические и тем самым могут нивелировать все достигнутые результаты терапии и даже навредить пациенту! Кстати, клиенты чаще всего и сами противятся дружеским отношениям с психологом, желая сохранить статус-кво «клиент-терапевт», чтобы продолжать совместную работу.

3. Интерес к личной жизни клиента. Этот пункт связан с предыдущим. Нередко бывает так, что психологу становится любопытно узнать побольше об этом интересном человеке, который пришёл к нему на приём. Или хочется проведать своего клиента, с которым терапия уже прекратилась (или даже продолжается), — как он там поживает, всё ли у него хорошо? Но это также противоречит профессиональной этике. Личная жизнь клиента — не поле для развлечений, а избыточное внимание психолога может помешать клиенту строить свою жизнь и решать проблемы самостоятельно.

4. Неочевидность результатов работы. Даже если у клиента (пациента) появились улучшения, я не могу быть до конца уверен, что в этом есть моя заслуга. Это всегда, прежде всего, результат работы самого клиента. Кроме того, психолог создаёт продукт, который невозможно пощупать, увидеть, измерить. Это неизменно сталкивает нас с вопросом «А что хорошее приходит в мир благодаря мне»? Тут помогает только экзистенциальный поворот: я думаю не о своей доле участия в позитивном результате, а о самом результате. Т.е. если у клиента появились улучшения — это хорошо; если улучшений нет — что я могу сделать для того, чтобы они появились? Однако вопрос о собственном вкладе всё же зудит иногда, заставляя самосовершенствоваться.

Таковы мои пункты о горьких подводных камнях психологической специальности. Интересно, задумываются ли другие психологи об этом? И всё же, я рад тому, что выбрал эту замечательную профессию — быть психологом. Она интересна и приносит чувство исполненности.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s